Оружейный этап

На протяжении многих лет существования российской императорской армии, в ней не было чётко налаженной системы эксплуатации оружия, главными составляющими которой являются ремонт и техническое обслуживание. До появления нарезного оружия в войсках эта ситуация не казалась катастрофической и не тревожила командование армии. Тем более, что в частях войск (так в то время именовались войсковые части) существовала определённая группа военнослужащих, пришедшая в армию из так так называемых полковых учеников, прошедших обучение оружейному ремеслу на оружейных заводах России и которые занимались сносной починкой вышедшего из строя оружия. Впрочем, они представляли собой низкоквалифицированный контингент, зачастую не имевший никаких профессиональных навыков и соответствующего опыта ремонта оружия и, соответственно, неспособный осуществить эффективно такой ремонт.
Поражение России в Крымской войне 1854―1856 гг., в том числе из-за несовершенства и технической отсталости русского оружия от зарубежного, его частых поломок и неумения эти поломки устранять ввиду отсутствия грамотных специалистов, неспособности командиров частей войск организовать правильную эксплуатацию оружия побудили Военный Совет и командование Русской императорской армии начать коренную её модернизацию.
Одним из важнейших шагов, предпринятых в этом направлении, стало принятие на вооружение образцов казнозарядного оружия, производство которого в России начали оружейные заводы страны ― Тульский, Ижевский и Сестрорецкий. В частности, винтовки Терри, Карле и Крнка, револьверы систем Лефоше, Кольт, Смит-Вессон. Затем на вооружение русской армии была принята принципиально новая 4,2-линейная винтовка Бердана, рассчитанная под унитарный патрон и заряжающаяся посредством откидного затвора. Всё это потребовало начать подготовку специалистов по эксплуатации новых образцов оружия в войсковых частях.
Для подготовки технических кадров, именуемых оружейными мастерами, способных лично осуществлять техническое обслуживание и ремонт оружия в войсковых частях и была создана Тульская оружейная школа.                                                                               

Государь Император, в 15 день июля 1869 года, утвердив разсмотренное Военным Советом Положение о специальных школах артиллерийскаго ведомства,  Высочайше повелеть соизволил: На основании означеннаго Положения оружейную школу вновь учредить в Туле…»
Указ государя-императора Александра II от 15 июля 1869 года.
Дата именного Указа Государя Императора, а именно 15 июля 1869 года, считается датой основания Тульского артиллерийского инженерного института.

Здание Тульской оружейной школы располагалось на территории Тульского оружейного завода, близ Чулковского моста (Пролетарского моста). Сначала школа подчинялась напрямую начальнику Главного артиллерийского управления (ГАУ). В 1878 году она была переподчинена начальнику Тульского оружейного завода. Но, при этом по-прежнему являлась специальной школой артиллерийского ведомства (ГАУ).

Первым начальником Тульской оружейной школы был назначен подполковник полевой пешей артиллерии Пётр Иванович Мамонтов (1827―1891). Выпускник Дворянского полка 1845 г. Участник походов русской армии по усмирению Венгрии и Трансильвании в 1849 г. Герой Крымской войны 1854—1856 гг. Участник сражения при уничтожении английского пароходо-фрегата «Тигр», после которого он был удостоен боевой награды — ордена Святой Анны IV степени с надписью «За храбрость». Руководил школой с 1870 по 1879 гг. Затем командовал Бендерской (г. Бендеры на территории современной Молдавии), Динабургской (г. Даугавпилс на территории современной Латвии) и Варшавской крепостными артиллериями. Вышел в отставку в 1891 г. в чине генерал-лейтенанта. Скоропостижно скончался в 1891 г. и был похоронен на Вольском православном кладбище Варшавы.
Приёму в школу допускались православные юноши всех сословий не моложе 18 лет, представившие медицинское свидетельство о здоровом телосложении и привитии оспы, а также успешно сдавшие вступительные экзамены по Высочайше утверждённой программе испытания для вступления в школу. Она включала:

  • правильное и толковое чтение с умением просто, ясно и связно рассказать и письменно изложить (без грубых ошибок) прочитанное и доступное пониманию экзаменующегося и четыре арифметических действия над целыми числами;
  • первоначальное практическое необходимое для успешного изучения оружейных работ, знание по слесарному делу: уметь правильно опиливать плоскости по наугольнику и быть знакомым с употреблением рабочих и поверочных слесарных инструментов, с их ковкой, отделкой и закалкой.

Чуть позже в программу вступительных экзаменов был включён закон Божий (знание основных православных молитв и 10 заповедей христианства).
Для школы был установлен трёхлетний срок обучения по общеобразовательным предметам и теории ручного огнестрельного оружия, а также ещё один год обязательных практических работ на оружейном заводе. Обучающиеся в школе юноши именовались учениками и переводились каждый год в классы, последний из которых был практическим. Таким образом, школа не имела строевого состава, т. е., в ней отсутствовало деление на взвода и роты. Если в классе обучалось более 35-ти учеников, его делили на два параллельных отделения. Кроме этого, ученики школы не состояли на действительной военной службе.
Постоянный состав школы насчитывал восемь человек. Начальник школы и офицер, наблюдающий за обучением мастерствам и наукам назначались из числа обер-офицеров. Кроме них штатом предусматривалось два старших (по должности VIII класса) учителя и четыре младших из гражданских лиц. Численный состав учеников был определён в количестве 120-ти человек (с 1906 г. ― 160 человек).
Были установлены три категории учеников: казённокоштные (обучающиеся и содержащиеся бесплатно за счёт казны); пансионеры (вносящие за своё обучение и содержание установленную плату); вольноприходящие (не получающие от школы никаких пособий и не вносящие за своё обучение никакой платы).
Теоретический курс обучения включал следующие дисциплины: закон божий; русский язык; арифметика; геометрия; теория ручного огнестрельного оружия; черчение; рисование.
К практическим занятиям относилось исполнение всех работ оружейного дела в цехах. При этом, из преподаваемых предметов специальными (ведущими) признавались оружейное мастерство и теория ручного огнестрельного оружия. Для перевода учеников в следующий класс производились годичные испытания. Обучение оружейному делу в практическом классе производилось под руководством цеховых мастеровых, избранных начальником школы, за плату, определённую по табели. Успехи учеников в мастерствах и науках выражались баллами, «полное число коих 12». Таким же числом баллов оценивалось и поведение учеников.
Ученики школы размещались на квартирах у заводских мастеров, как правило у тех, которым было поручено обучение их оружейному мастерству или у ближайших родственников самих учеников. При этом указанные лица (заводские мастера или ближайшие родственники) были обязаны (!) снабжать размещённых у них учеников «пищею, одеждою и всем необходимым для опрятности» за плату, определённую в табели. Форма обмундирования ученикам школы не присваивалась.
В школе существовала система определённых поощрений и взысканий. Так, «за успехи в специальных предметах, при неукоризненной нравственности и хороших познаниях в прочих преподаваемых предметах», по итогам годичного курса ученики награждались подарками, «состоящими из книг или инструментов, относящихся к их специальности».
В стенах школы наиболее талантливые и одарённые ученики занимались творчеством. Способные ребята изготавливали действующие модели (в 1/10 натуральной величины) образцов оружия: винтовки и пистолеты. Начальник школы подполковник В. С. Страхов доставил эти модели в ГАУ для поднесения Его Величеству Государю Императору. Государь Император, по представлении военным министром означенных моделей, благосклонно приняв их, Высочайше повелеть соизволил: «Благодарить Подполковника Страхова и учеников Тульской Оружейной Школы». Более того, эти работы получили мировую известность. В 1900 году они экспонировались на Всемирной выставке в Париже и были удостоены Большой Золотой медали. Ныне эти работы хранятся в Тульском музее оружия.

Ученики, окончившие испытания по окончании 4-го практического класса и получившие не менее 10-ти баллов (по 12-ти бальной шкале) представлялись к производству в оружейные мастера 2-го разряда, с назначением на действительную службу, по распоряжению Главного артиллерийского управления. Получившие меньшее количество баллов выпускались подмастерьями.
Выпущенные на службу оружейные мастера и подмастерья отправлялись к «месту служения» по железным дорогам, на пароходах или на обывательских подводах с прогонными деньгами и одеждой, которая включала: «шапку с башлыком, мундир с брюками зимними и летними, шинель, галстук, три рубахи, двое подштанников, три пары носков, один утиральник и две пары сапогов». Оружейные мастера и подмастерья, воспитывавшиеся в школе на казённом содержании обязаны были прослужить четыре года по назначению артиллерийского ведомства. По завершении этого срока по собственному выбору они могли остаться в армии или уволиться в запас. Те из оружейных мастеров, кто выбирал дальнейшую службу автоматически становились кандидатами на классную должность военного чиновника артиллерийского ведомства. Оружейные мастера, несомненно, были очень востребованы в частях войск. От их знаний, личного мастерства и умения зависела боеспособность войсковых частей.

Как известно, указом Александра II были учреждены две оружейные школы ― Тульская (ТОШ) и Ижевская (ИОШ). Несомненно, что Тульская оружейная школа обладала определённым авторитетом и преимуществом перед Ижевской. Сам факт, что Указом Государя уже устанавливалась численность учеников в ТОШ большей, чем в ИОШ, ― говорит о многом. Кроме этого, основную массу учеников ТОШ составляли дети оружейников и они представляли оружейные династии, возраст которых в некоторых случаях насчитывал несколько столетий ― Пастуховы, Соболевы, Нудольские, Радавские, Тулинцевы и другие легендарные тульские фамилии. В то время как в Ижевской оружейной школе основная масса учеников ― выходцы из крестьян и ремесленников, с естественно более низкими показателями профессионального и образовательного уровня. Данный факт изложен в книге «Сведения о социальном происхождении выпускников Тульской и Ижевской оружейных школ», хранящейся в архиве Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (г. Санкт-Петербург). Преимущество ТОШ заключалось и в том, что практический класс и стажировка учениками ТОШ осуществлялась в цехах Императорского Тульского оружейного завода, который выпускал все виды стрелкового оружия, в том числе и автоматического, в то время как Ижевский оружейный завод ― только винтовки, револьверы и отдельные детали к пулемётам Максима.

В 1906 году встал вопрос о закрытии ИОШ, ввиду того, что её ученики приняли участие в антиправительственных манифестациях, а некоторые из них в вооружённых мятежах. Прежде всего была сокращена её численность до 80 человек (в свою очередь численность учеников ТОШ была увеличена до 160). Но, дальнейшего сокращения ИОШ, а тем более её ликвидации, по неизвестным причинам, не последовало. Чуть позже, в 1912 году, ГАУ приняло решение об учреждении к началу 1913―1914 учебного года одного общего объединённого Тульского 4-х классного оружейного училища на 160 учеников, с последовательным открытием очередных классов в течение 4-х лет, при условии постепенного упразднения Тульской и Ижевской оружейных школ, по мере окончания курса в них учениками. Этим планам помешала сбыться Первая мировая война. Лишь в 1918 году Ижевская оружейная школа была упразднена из-за участия учеников школы в так называемом Ижевско-Воткинском восстании. Кроме этого, некоторая часть учеников школы впоследствии служили в наиболее боеспособных и эффективных воинских формированиях адмирала А. В. Колчака ― Ижевской и Воткинской дивизиях. 

Всё перечисленное выше говорит о том, что Тульская оружейная школа к началу XX века стала ведущим военно-учебным заведением по подготовке оружейных мастеров ― специалистов по эксплуатации стрелкового оружия в войсках.