В годы Великой Отечественной войны

Сейчас речь пойдёт о самом выдающемся событии в истории нашего легендарного военно-учебного заведения. Об участии тульских курсантов в боях за город Мценск в октябре 1941 года. Долгое время курсанты и выпускники Тульского артиллерийского инженерного института знали только одно: участвовали. И всё. На каждом торжественном мероприятии, проводимом в стенах ТАИИ, вспоминалось, что, да, участвовали. И это великое и героическое событие в истории института никак не конкретизировалось.
Документов об участии тульских курсантов в боях за город Мценск крайне мало. Ещё в 70-80 годах прошлого столетия была попытка наших местных училищных историков, получить хоть какие-нибудь документы из Центрального архива Министерства обороны СССР. Оттуда было получено всего две выписки. Одна гласила, что сводный курсантский батальон убыл выполнять задание командующего войсками Московского военного округа. При этом место убытия, характер задания, списков личного состава, фамилии командиров взводов, рот не указаны. Так и было написано в официальном ответе, что вышеуказанных сведений в их архиве нет. Вторая выписка всё же кратко раскрывала характер задания. Согласно приказа начальника тульского боевого участка московской зоны обороны, батальон должен был занять рубеж для обороны по северо-восточному берегу реки Зуша в районе города Мценск с задачей прикрыть шоссейную дорогу на Тулу. И, кроме этого, подготовить минирование этого шоссе на указанном участке.
Но, кроме официальных документов есть воспоминания легендарных советских полководцев генерала армии Лелюшенко и маршала бронетанковых войск Катукова, а также рассказы ветеранов нашего института — участников тех событий. Ведь, именно в их воспоминаниях указана впечатляющая и героическая роль тульских курсантов в той операции. Можно, конечно, согласиться с умниками, которых в последнее время появилось очень много и которые несут не просто чушь прекрасную, а выдвигают явно провокационные тезисы. Даже с государственных радиоканалов они говорят, что мемуары, написанные советскими военачальниками, всеми, без исключения, сами по себе бездарны, лживы и порочны. Не заслуживают внимания. При этом в неописуемом восторге они восхищаются мемуарами немецких генералов. Военных преступников, Международным Трибуналом признанных виновными в совершении военных преступлений и приговорённых: кто — к смертной казни, а кто — к тюремному заключению. Все эти генералы — выходцы из аристократических семей. Писать они умели с детства. И в тюрьме у них времени было много. Вот и писали. А наши прославленные маршалы и генералы с детства познали тяжёлый физический труд. В рабоче-крестьянских семьях можно было выжить только трудясь. Они понимали, что обязаны написать некрасивым, неловким, невежливым рабоче-крестьянским языком о прошедшей войне. Они понимали, что их потомки должны знать о событиях минувшей войны не по воспоминаниям битых и побеждённых ими немецких генералов. Возможно, мемуары видных советских полководцев, действительно, не могут служить доказательством или исчерпывающим документом при описании тех или иных событий. Но, только в суде или в нотариальной конторе. Однако, они могут дать общее представление о том, что происходило в минувшее время. А происходило следующее.
В сентябре 1941 года немецким командованием был разработан план очередной крупной наступательной операции с многообещающим названием «Тайфун».Он предусматривал: ударами трёх мощных танковых группировок расчленить оборону наших войск, окружить и уничтожить войска трёх советских центральных фронтов. После чего сильными подвижными танковыми группами окружить столицу с севера и юга и нанести решающий удар по ней в центре. При этом Москву не должен был покинуть ни один человек. Предполагалось затопить город со всеми его жителями.В конце сентября 1941 годанемецким командованием был успешно проведен начальный этап этой операции. Немцы прорвали передний край обороны наших войск на южном фланге Брянского фронта. Окружили части двух советских армий и вплотную приблизились к городу Орёл. С этого направления путь на Москву немцам был свободен.
Задача – задержать немцев и обеспечить отход 50-ой армии к Туле — была возложена на срочно сформированный стрелковый корпус, получивший название 1-го отдельного гвардейского. Его возглавил генерал-майор  Д.Д. Лелюшенко.
Итак, курсантский батальон училища вошёл в состав названного корпуса. Кстати, Дмитрий Данилович Лелюшенко направляясь в район боевых действий по дороге из Москвы, заехал и в наше училище, чтобы проверить ход формирования батальона. И он же лично сопровождал курсантов до места дислокации корпуса. Сразу по приезду 3 октября в район боевых действий  одна из курсантских рот была придана батальону4-ой танковой бригады, для проведения разведки с целью установить силы противника в Орле. Об этом факте упоминает в своих мемуарах маршал бронетанковых войск Михаил Ефимович Катуков,  в то время – полковник, командир 4-ой танковой бригады. Зачем понадобилась эта разведка? Дело в том, что военный комендант Орла самовольно покинул город. На вопрос командования, где немцы, он не дал никакого вразумительного ответа. Не знал, где немцы. «В городе». Вот и весь ответ. Именно поэтому было принято решение «прощупать» силы гитлеровцев в Орле. В Орёл были посланы две небольшие танковые группы, в состав одной из которых входила рота тульских курсантов.Катуков рассказывает о боестолкновении с немцами на окраине города. В основном, он описывает действия танкистов. Ну, коль скоро на броне сидели тульские курсанты, можно предположить, что им удалось всерьёз «понюхать пороха».

Схема-батальон

Схема боевых действий 1-го отдельного гвардейского стрелкового корпуса с 3 по 11 октября 1941 г. Из книги М. Е. Катукова «На острие главного удара»


Лелюшенко «посадил» курсантов на самом фланге, слева от пограничников в надежде, что гитлеровцы ударят в центр по закалённым в боях десантникам и пехотинцам. Увы,  этого не произошло. Но, произошло самое выдающееся, самое героическое и самое жестокое событие в истории нашего легендарного вуза утром 10 октября.
Вот дословная цитата из воспоминаний Катукова. «Утром 10-го немцы вели себя как-то странно: небольшими группами танков и пехоты несколько раз атаковали передний край нашей обороны, но как-то вяло, без прежней напористости.… Оказалось, что атаки гитлеровцев по фронту —…отвлекающий маневр. Основной удар противник нанёс нам слева, во фланг. Сбив с позиций батальон Тульского военного училища, немцы двинулись по левому берегу реки Зуша к городу Мценску».
Что означает фраза «сбив с позиций батальон Тульского училища» неясно. Катуков её не раскрывает и оставляет нам возможность понять её смысл. Но, он же, Катуков, оставляет нам схему боевых действий 10 октября. Она перед вами. Согласно схемы немцы не смогли лобовым ударом танками и пехотой сломить сопротивление тульских курсантов. Они обошли их с фланга и за спинами курсантов ворвались в Мценск.
Задача, поставленная командованием, была выполнена. 1-ый отдельный гвардейский стрелковый корпус продержался ровно две недели. Он растерзал немецкие танковые бригады и с минимальными потерями  сумел по железнодорожному мосту покинуть этот страшный котёл. С этой операции начался закат безупречной карьеры Гудериана. Карьеры, которая окончательно была испорчена в боях за город Тулу. Гитлер возложил всю вину за проигранную битву под Москвой на Гудериана и сместил его с должности командующего танковой группы.
Участие курсантского батальона Тульского оружейно-технического училища в боевых действиях стало продолжением новой и необычной практики, когда подразделение военно-учебного заведения было превращено в боевую часть и брошено в кровопролитное сражение. А затем, спустя две недели были совершены подобные подвиги курсантами Подольского пехотного и Подольского артиллерийского училищ под Малоярославцем, Московского военно-политического училища имени В.И.Ленина под Можайском, кремлёвских курсантов под Волоколамском.
Курсантов Тульского оружейно-технического училища не постигла страшная участь  подольских и московских курсантов, которые погибали почти в полном составе. Но это обстоятельство, ни в коей мере не умоляет заслуг тульских курсантов перед Родиной. Они с честью выполнили боевую задачу и свой воинский долг. После выпуска из училища, они продолжали бить врага. И многие дошли до Берлина и Праги.
Правда Этот эпизод из истории училища позволил ему значиться в официальных документах, как, одно из немногих военно-учебных заведений страны, имеющих боевые заслуги перед Родиной. И Родина высоко оценила их. В 1944 году за боевые заслуги перед Родиной училище было награждено высшей государственной наградой страны — орденом Ленина. С высокой наградой коллектив училища лично поздравил глава государства, Верховный Главнокомандующий, маршал Советского Союза – Иосиф Сталин. И в этом же году училищу было вручено Красное Знамя.
Поиск документов об участии курсантов ТОТУ в битве под Мценском будет продолжен. Кто-кто, а мы — туляки, курсанты и выпускники великого и могучего Тульского артиллерийского инженерного института обязаны знать историю своего родного вуза. И гордится ею. И нам есть, чем гордиться. Всегда и везде. Где бы ни пришлось учиться, служить или работать.